Казым. Земля Кошачьего Локотка



Историко-культурный очерк поселения коми-зырян в бассейне реки Казым

Историко-культурный очерк поселения коми-зырян в бассейне реки Казым

Издавна коми-зыряне знали пути за Уральские горы. Один из маршрутов следования купцов и промышленников через Каменный пояс, проложенный по правому притоку Печоры - Щугору, называли Зырянской дорогой, «поскольку первыми его «проведали» жившие в Приуралье коми-зыряне». (Ист. ХМАО, 2000: 77). Проживая на территории, вплотную прилегающей к Уральскому хребту, древние коми знали охотничьи тропы, переходы, ведущие за Уральские горы. Благодаря многолетнему соседству с угорскими народами, коми изучили язык и обычаи хантов, манси.

Доказательством раннего проникновения коми за Урал служат открытия археологов. В 1977-1981 годах на окраине поселка Перегребное Октябрьского района Ханты-Мансийского округа найдено древнее городище, построенное в 12-13 столетии пермянами. Предположение археологов подтверждает еще одна находка: южнее Перегребного в 1979 году обнаружено Шеркалинское городище, в котором, начиная с 13 века, жили предки коми-зырян. Само название Шеркалы возводят к коми ш?р кар `средний город` (Steiniz: 281, Штейниц 1962: 111, Дмитриева, 2005: 446).

Христианизация коми, происходившая в 14 столетии, была одной из причин переселения коми-зырян за Каменный пояс. В связи с этим, интерес представляют Большой и Малый Атлым, «по преданиям, туда ушел от Стефана Пермского неисправимый язычник Пам со своим родом». Возможно, Пам шел именно в эти места, так как там уже жили его соплеменники-переселенцы (Оч. ист. Коды, 1995: 68.).

Существует на данный счет и другое мнение: финский ученый К.Ф. Карьялайнен, работавший в Западной Сибири в 1898-1902 гг., в предисловии к изданию, датируемом 1917 годом пишет: «Имеются данные, что зыряне сбегали через Урал на Нижнюю Обь, чтобы избежать христианства, хотя я эти переселения не считаю столь существенными, как их иногда хотят считать» (Карйалайнен: 23). Характеризуя в своей работе отдельных местных духов обских угров, ученый повторяет: «В целом, однако, уместно осторожнее относиться к гипотезе о массовом переселении пермяков через Урал и об их большом влиянии, хотя её нельзя считать и совершенно безосновательной».

Однако о переселении коми-зырян за Урал ещё в 12-14 веках свидетельствуют современные исследования лингвистики, топонимики, этнографии, истории. Множество географических названий на территории Нижнего Приобья и Урала имеет, как известно, коми происхождение. «Древние коми городища на Оби связаны с коми названиями, что дает основания ожидать, что и остальные названия поселков, оканчивающихся на -кар, появились вместе с их основателями- коми - в 12-14 веках. Почему не позднее этого времени? Дело в том, что более поздние поселки коми в Западной Сибири и на Алтае назывались уже иначе - по фамилиям и прозвищам их основателей или по национальной принадлежности: Гилева, Тарабукина, Колегова, Парщукова, Зырянка, Пермитина, Вычегжанина и т. д.» (Оч. ист. Коды, 1995: 67) На территории Сибири в настоящее время довольно много населенных пунктов, имеющих в своем названии элемент -кар: Вежакары, Нарыкары, Карымкары, Шурышкары и другие.

Ученые выделяют несколько этапов переселения коми на территорию Сибири в период с XI по XX век. Переселение коми-ижемцев - выходцев с р. Ижмы началось со второй половины (по другим данным - со второй четверти) XIX в. Это третья волна переселения коми за Урал (Дмитриева, 2005: 447). В начале XIX века оленеводы кочевали в летнее время в Зауралье. В зимнее время ижемцы вновь возвращались на свои земли. Позже предприимчивые оленеводы со своими семьями начали селиться за Уралом (Жеребцов, 1998: 97-98).
Значительное количество коми проживало в начале 20 века в Обдорском районе: 3810 человек, что составляло 2, 66 % населения округа. В своих записках о пребывании в Обдорске в 1843 году широко известный в науке финский лингвист и этнограф Матиас А. Кастрен отмечает: «Очень может быть, что зыряне и основали этот малый поселок, исторически достоверно по крайней мере то, что они издавна предпринимали торговые поездки в Обдорск» (Кастрен I: 211). Более подробно о жизни и быте обдорских коми повествует политический ссыльный В.В.Бартенев, который с 1891 по 1894 гг. проживал в Обдорске. Он пишет: «Обдорскому краю известны ещё зыряне кочующие и приезжие для торговли. Постоянно живущих в Обдорске около 300 человек. Кочующие зыряне ходят круглый год с оленями по тундре наравне с самоедами, только оленей у них больше, да обыкновенно они держат работников самоедов» (Бартенев, 1998: 136). В путевых заметках финского ученого Аугуста Алквиста, проводившего исследования среди хантов и манси в 1858, 1863 и 1883 гг. , содержатся сведения о коми-ижемцах, которые «сохранили свой собственный язык, но с течением времени усвоили образ жизни и одежду севернорусского народа», «способны блюсти собственные интересы». Ученый отмечает также, что в Березовском округе зыряне обосновались в дер. Мужи на Малой Оби, несколько семей в Обдорске, а также «направляли властям прошения о разрешении поселиться на реке Надым» (Алквист: 105-106).

В с. Мужи на реке Обь коми появились в 1840-1850 г.г. С середины 1870-х г.г. приток ижемцев в с. Мужи усилился (Жеребцов, 1982: 180, Жеребцов, 1998: 98). Небольшое селение на берегу Оби стало широко известно благодаря перу Ивана Григорьевича Истомина, автора романа «Живун», опубликованного в 1970 году. «Под вымышленными именами в нем фигурируют конкретные жители Мужей, в том числе и сам И. Г. Истомин. Прототипом главного героя Варов-Гриша был отец писателя Григорий Федулович Истомин, его жена Елення- мать писателя- Елена, а маленький увечный Илька- не кто иной, как сам будущий писатель» (Цимбалистенко, 2003: 59-60). На страницах своего произведения Истомин повествует о реальных событиях, происходящих в начале 20 годов в населенном коми-зырянами селении.

Если в 16-18 веках жители коми заселяли преимущественно земли Северного Приобья, то в 19-20 веках началось интенсивное освоение других территорий Сибири. Осваивая новые места, коми продвигались дальше на Восток, на территорию нынешнего Ханты-Мансийского округа. Первое зырянское семейство на территории земли Югорской поселилось в 1842 г., на месте будущей деревни Саранпауль (по реке Ляпину). Позднее сюда подселяются другие семьи... По данным переписи 1897 г. в Березове проживало 132 чел. зырян, в ближайшей городской округе - 35, по северной Сосьве - 52 чел., по Ляпину 451 чел... Кроме Саранпауля, зыряне жили в селах Няксимвольском и Сартыньинском на реке Сосьве. Коми оленеводы кочевали со своими стадами от Урала до Оби и даже далее на Восток» (Ист. ХМАО, 2000: 260). Исследователь Н.А. Абрамов, назначенный с 1842 года смотрителем Березовского училища и проживший в крае более семи лет, в своем «Описании Березовского края» пишет: «Нельзя пройти молчанием, что архангельские зыряне мало того, что разными, едва ли правильными, средствами перевели к себе оленей от березовских остяков и самоедов, они, пригоняя туда свои оленные стада, истребляют тундру, которою питаются олени, вырубают леса и ничего за это не платят обдорским инородцам». Он отмечает также: «Странствующие торговцы, архангельские зыряне, приезжают в Березовский край через Урал в Обдорск, Мужи и Березов разными путями» (Абрамов: 51-65).

В конце 19 - начале 20 века в тундре резко распространилась эпидемия сибирской язвы. Массовый мор оленей приводил к полному разорению оленеводов, для которых основным источником жизни, главным видом транспорта являлись олени. Борьба за жизнь, стремление сохранить свое хозяйство вынуждали ижемцев оставлять привычные места. С каждым годом всё больше кочевников прибывало на территорию Югры. В 1906 г. в ссылке в г. Березове находился Н.Л. Скалозубов, который в своем дневнике описывает хозяйство коми-ижемцев, и отмечает, что зырян в Березове около 30 семей (Скалозубов: 363). К 1913 году в Березовском уезде находилось 500 человек ижемцев, к 1924 году их стало 959 человек, а к концу 1925 года в Березовском районе имелось 250 коми хозяйств, в которых обитало 1140 жителей, в том числе в Сартынье - 46, в Саранпауле - 582, в Казыме - 34, в Няксимволе - 86, в Подгорном - 146, в самом Березове - 246 человек (Жеребцов, 1982: 181).

По свидетельству старожилов, коми-ижемцы кочевали на большие расстояния, хорошо знали места, поддерживали родственные отношения. Стремление земляков держаться вместе после переезда было характерным для коми-ижемцев; обычно сначала выезжало несколько семей, после к ним подселялись следующие мигранты (Конаков, Котов, 1991: 48). В 20 годы 20 века несколько оленеводов из села Мужи переезжают через Березово на казымскую территорию, места проживания хантов и лесных ненцев.

О древних контактах коми и казымских хантов свидетельствуют материалы фольклора. Так, одно из преданий, записанных Т. Молдановым в 1997 году у казымского ханты П.И. Сенгепова, повествует: «Сказывают, на р. Казым раньше коми жили, зыряне жили, долго ли жили, хорошо ли жили...». Согласно преданию, жившие на Казыме зыряне ушли на Сосьву, забрав с собой ценную рыбу ванкар, а ханты стали жить на Казыме (Молданов, 1997: 122). Материалы топонимики подтверждают предположение о ранних коми-хантыйских связях. Как доказывает Т.Н. Дмитриева, названия населенных пунктов Юильск, Чуели и другие топонимы бассейна Казыма имеют коми происхождение и свидетельствуют о давних коми-хантыйских взаимоотношениях в этом регионе. «Несмотря на то, что собственно коми топонимов на Казыме нет, топонимический материал содержит убедительные факты, подтверждающие длительное коми-хантыйское взаимодействие в Казымском регионе» (Дмитриева, 2005: 463).

Освоение новых территорий происходило в силу ряда причин, первой из которых являлся поиск новых мест для выпаса оленей, поскольку прежние пастбища оскудели, а богатые ягелем сибирские леса привлекали хозяйственных оленеводов. Массовый мор оленей также вынуждал покидать прежние пастбища. По официальным данным, в Печорском крае в 1847 году пало от болезней 40 тысяч оленей (Зырян. мир, 2004: 155). По словам старожилов села Ласта Ижемского района Коми Республики, с 1896 по 1918 годы от сибирской язвы погибло около миллиона голов оленей, в связи с чем более 60 семей покинуло в эти годы родное село (Канев В.Г., д. Ласта, полев. мат-лы, перевод автора, 2003 г.).

Серьезным испытанием для ижемцев, занимающихся оленеводством, стала коллективизация. В ходе неё, как известно, зачастую нарушался принцип добровольности. Оленеводы-ижемцы были вынуждены покидать свои земли, чтобы уйти от советской власти. Как вспоминают жители ижемских деревень, «многие уехали в голодные годы, от того, что оленей забирали, от налогов. Вместе с обозом уезжали. Так и ехали, стадо следом. Дома оставляли» (Сметанин П.И., д. Мошъюга Ижемского района, полев. мат-лы, перевод автора, 2003 г.). О причинах переселения старожилы с. Казым говорят: «Приехали, потому что голод был. Кто-то от революции бежал. Кому охота на войне жить. Василий Петрович там воевал и сюда приехал» (Канев А.А., Казым, полев. мат-лы, перевод автора, 2005 г.). Местные ханты подтверждают: «Зыряне заезжали из-за Урала, с Печоры. Революция потревожила. Уехали в дальние края» (Тарлин Т.Г., Дмитриева, 2005: 448).

Итак, в результате массового переселения из Ижемско-Печорского бассейна в Зауралье, начавшегося в первой четверти XX в. и закончившегося в 20-30 годы, коми-зыряне появились на территории бассейна реки Казым. Часть из них прибыла непосредственно из ижемских сёл Ижма, Ласта, Бакур, другая часть перекочевала с берегов Оби, из сел Мужи, Горки, Восяхово, некоторые семьи кочевали в районе Березово. Переселившись на Казымскую землю, ижемцы некоторое время вели кочевой образ жизни, преодолевая со своими стадами большие расстояния на северо-востоке, в верховьях реки Сорум. «Район кочевок зырян обнимает собою пространство с запада на восток - от Урала до Оби и даже за Объю, между р.р. Полуем и Куноватью, причем нередко они переходят и Полуй до р. Надыма и даже Надым, направляясь с торгом навстречу Низовым самоедам»- пишет Дунин-Горкавич (Дунин-Горкавич I: 120).

В 1926 году был создан Казымский тузсовет с центром в с. Полноватское, в котором числилось 1629 «душ» обоего пола, из них 75 русских и зырян, 1554 - туземцев» (Касум ёх, 1993: 64). Численность коми-зырян, проживавших на Казымской территории, была невелика, и они кочевали по бассейну Казыма, 2 хозяйства обосновались на вершине Казыма у озера Выли-то (Касум ёх, 1993: 24-25, Югория, 2000: 12, Дмитриева, 2005: 21).

На месте нынешнего села Казым Белоярского района до 1930 года располагалось небольшое хантыйское поселение - Амнинские юрты. В некоторых исследованиях предполагается, что поселок возник в результате колонизации оленеводами-ижемцами (Леэте, 2004: 204). По решению Комитета Севера ВЦИК в 1930 году началось строительство Культбазы, включающей дом туземца, радиостанию, факторию Союзпушнины, интегральный кооператив, школу-интернат. В марте 1930 года культбаза в Казыме была открыта и стала одним из первых на Обском Севере центров культурно-просветительской работы среди коренного населения. Наряду со школой-интернатом на культбазе действовала русско-зырянская школа, в которой обучались дети русского и коми-зырянского населения. В отчетных документах школы за 1934 год указывается 43 человека, охваченных учебой (Ерныхова, 2003: 17-31). Отделившийся в 1931 году Казымский тузсовет с центром в юртах Амня составлял 1630 человек, в том числе 81 % ханты, 13 % ненцы, 6 % зырян.

«Согласно данным о работе Казымского тузсовета, на его территории в 1932 году находилось 8 юртовых объединений... Кочующие коми-зыряне были объединены в 16 хозяйств, из них батрацких-7, кулацких-9. Всего лиц обоего пола 70 человек. Основные виды занятий хантыйского и коми-зырянского населения-оленеводство, рыболовство и охота» (Ерныхова, 2004: 566).
В 1931 году в Казыме был организован колхоз, в который входили проживающие на Казымской территории коми-зыряне. Исследуя ситуацию на территории и причины Казымского восстания 1933-1934 гг., Ерныхова О.Д. пишет: «Чтобы не попасть под «ликвидацию», коми-зыряне в 1931 году ... организовали первый в Казымском регионе «колхоз имени Скачко», по документам числившийся как «кулацкий» (Матер. Т.У, 1982: 571, Ерныхова, 2004: 569). После исключения из его состава зажиточных оленеводов в 1933 году он был зарегистрирован районными властями. Колхоз имени Скачко, включающий кочевые хозяйства, стал вторым после колхоза «Сталина» (д. Полноват) объединением на территории бассейна реки Казым (Касум ёх, 1993: 68). В него сдали своих оленей Попов Василий Петрович, Канев Ермолай Георгиевич, Рочев Алексей Ильич, Рочев Петр Ильич, Канев Иов Андреевич, Канев Михаил Иосифович, владевшие большим количеством оленей.

Как рассказывает Канева Е.Е. из с. Казым: «Отец покойник в совхоз отдал своих оленей... Старик Яков, старик Иов да другие с оленями приехали и бригаду создали (букв. сделали). Седьмая бригада была. Ижемцы умели оленей (букв. оленя) держать. Берегли, поднимали, хорошо держали. У нас бумага есть, что (отец) оленей отдал» (Канева Е.Е., Казым, полев. мат-лы, перевод автора, 2007 г.). Другие оленеводы, не имевшие своего стада и служившие батраками у зажиточных хозяев, после организации коллективных хозяйств, были приняты в качестве пастухов. После создания колхозной оленеводческой бригады собственник большего количества оленей назначался бригадиром. Таким образом, коми оленеводы стали членами колхозов, организованных на Обском Севере.

Со строительством культбазы началось строительство села. Постепенно зыряне-оленеводы начали строить дома в селах. Некоторые обосновались в с. Полноват. Первыми коми, построившими дом в Казыме, была семья Рочевых, приехавшая из Бакура. Старожилы помнят высокий дом, построенный на берегу реки Амня. Семья Рочевых прославилась своим мастерством: «Рочевы мастеровые люди были. В Березово много построили. Школу они и строили. Старый дом тоже он делал. Бабушки Насти отец. Как-то ездили, когда в чуме жили, в место, где дома были. Среди многих озер старые дома. Места первой бригады в те годы были. А сами Рочевы приехали с оленями. Из-за Камня со многими оленями приехали. Рочев Петр (по прозвищу Каля) тоже с оленями приехал. У Ильи Петровича тоже много оленей было» (Рочева В.А., Казым, полев. мат-лы, перевод автора, 2006 г.). Во время экспедиции 1956 года З.П. Соколова посетила в Казыме семью Рочевых. В своих полевых записях исследовательница зафиксировала: «около дома стоял чум (в нем 19 опорных жердей), в нем летом спят (в доме жарко). Диаметр чума 2,5 м, внутри полог и железная печка». Дом принадлежал Сергею Петровичу Рочеву - «старшему пастуху оленеводческой артели им. Сталина», участвовавшему в 1939 году во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (ВСХВ). Имя этого ижемца было занесено в Почетную книгу за успехи в оленеводстве (Соколова, 2001: 173). В селе жили, как правило, пожилые оленеводы и дети, поступившие в школу, остальные зыряне постоянно проживали в оленеводческих бригадах, лишь в зимнее время ненадолго возвращаясь к родственникам в село. В 1960 году А. Нежданов совершил поездку в Ханты-Мансийский и Ямало-ненецкий автономные округа по следам этнографа И.С. Полякова. Путевые заметки журналиста рассказывают о жизни народов Крайнего Севера и опубликованы под названием «От Тюмени до Салехарда». В одном из очерков читаем рассказ студентки из Казыма Ираиды Герасимовны Каневой: «Папа - оленевод, по должности он - бригадир. За свою добросовестную работу много раз награжден Почетными грамотами и ценными подарками. ... Имеем свой дом, приусадебное хозяйство. Оленеводы больше девяти месяцев находятся в тундре. Они живут в чумах. ... В чуме имеются радиоприемник, газеты, книги» (Нежданов, 1961: 64).

В конце 50-начале 60 годов производилось укрупнение колхозов, в результате чего создан колхоз «Правда» с центром в с. Казым, в 1961 году преобразованный в совхоз «Казымский».

В последние годы в результате интенсивного промышленного освоения Севера происходит сокращение оленеводческих пастбищ, поголовья животных и, в конечном итоге, оленеводческих бригад. Так, на балансе совхоза «Казымский» в 1961 году числилось 19 482 оленя, на 1 января 1991 года численность составила 14 742 головы (13 бригад). Оленеводческое хозяйство с. Казым ОАО «Казымская оленеводческая компания», в недалеком прошлом являвшееся совхозом-миллионером, насчитывает 3 бригады, в которых трудится 13 человек (оленеводы Поповы, Каневы, Вокуевы). Несколько коми семей ведут традиционный образ жизни, занимаясь частным оленеводческим хозяйством. Остальная часть коми населения проживает в селе, районном центре.
В селе Казым в настоящее время насчитывается около 300 коми-зырян, потомков оленеводов, перекочевавших на территорию Сибири. Как отмечает Дмитриева Т.Н., на Казымской территории проживает «более 100 семей коми (зырян)», являющихся потомками последней волны переселения коми-ижемцев за Урал из Ижмо-Печорского бассейна, произошедшего уже в XX в. (Дмитриева, 2006: 36).

Постоянных связей с коми, живущими в местах исторического проживания, у казымских коми не было, но отдельные семьи в 60-70 годы совершали поездки в Ижемский район. Старожилы с. Казым вспоминают о поездках в Коми Респубкику: «Я ведь в деревне Ласта один раз тоже была тридцать семь лет назад. Там у нас сейчас родственников нет, а только дом прадеда, там школа, желтым покрашена, очень большая в сторону поля. Дом деда Ивана стоит двухэтажный» (Канева Е.Е., с. Казым, полев. мат-лы, перевод автора, 2007 г. ). «Потом мы дважды ездили в Ижму. В первый раз с братом Алексеем. Работала и отпуск взяла ... . Письма писали и знали, что за родственники есть» (Канева А.М., с. Казым, полев. мат-лы, перевод автора, 2007 г.). По свидетельству жителей Ижемского района, в первые годы переселенцы поддерживали связи с исторической родиной: «В пятнадцать лет мой родной дядя Герасим Порфирьевич уехал в 1909 году. ... Раньше из Казыма посылки присылал, красивые серые пимы привозил» (Канева Л.А., с Ласта, полев. мат-лы, перевод автора, 2003 г.). Занимаясь оленеводством, обособленно проживая в бригадах, казымские зыряне до недавнего времени прочно сохраняли свой уникальный быт, одежду, язык. По справедливому утверждению С.Г. Пархимовича, «ижемцы, интенсивно расселявшиеся за Уралом, в отличие от коми-переселенцев XII-XVIII вв., сохранили свои национальные особенности и не смешивались с ненцами, ханты или манси, хотя быстро воспринимали обычаи и навыки коренных сибиряков, связанные с бытом и хозяйственными занятиями» (Югория, 2000: 55-56).

Группа казымских коми представляет собой интерес не только в плане этнографическом и историческом, но и лингвистическом, поскольку она контактирует с генетически родственными языками - хантыйским и ненецким. На казымской территории распространен казымский диалект хантыйского языка, число носителей которого в Белоярском районе составляет 1700 человек (Каксин, 2007: 10). Вместе с приуральским и шурышкарским диалектами он составляет северную группу диалектов хантыйского языка. Казымский диалект хантыйского языка в XIX - XX веках являлся предметом изучения и описания зарубежных ученых А. Регули, А. Алквиста, К. Карйалайнена, В Штейница и других, а также отечественных исследователей Н.Б.Кошкарёвой, А.Д. Каксина, В. Н. Соловар (Каксин, 2003: 23-24). Как утверждает венгерский академик Петэр Хайду, в языке ханты, «наибольшее число заимствованных элементов проникло из коми и русского языков. Большая часть заимствований из коми -их примерно 400 представлена в севернохантыйском» (Хайду, 1985: 48). На Казымской территории в районе озера Нумто функционирует нумтовский говор лесных ненцев, язык проживающих на востоке Белоярского района оленеводов-ненцев. Общаясь между собой на ижемском диалекте коми языка, в контактах с местным населением коми применяли хантыйский и ненецкий языки. Представители старшего поколения казымских коми свободно владеют хантыйским и ненецким языками. Крайне мало владеющих языком среди молодежи: возраст жителей Казыма, говорящих по коми - от 27 до 80 лет.

Итак, язык коми-ижемцев, проживающих на казымской территории, существует в устном виде. Носителями его является группа оленеводов, потомков ижемцев, освоивших территорию в начале XX века. В течение длительного времени говор существовал обособленно от других диалектов и говоров коми языка, тесно взаимодействуя с хантыйским, ненецким и русским. Разговорный язык казымских коми в целом сохраняет грамматический строй ижемского диалекта, но неизбежными могут быть грамматические, семантические и лексические заимствования. И наконец, в настоящее время говор находится под угрозой исчезновения, в связи с чем возникает необходимость его оперативной фиксации для комплексного и детального научного изучения.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И СОКРАЩЕНИЯ:

1. Абрамов, 1993 - Абрамов Н.А. Описание Березовского края. Шадринск, редакционно-издательский отдел ПО «Исеть», 1993 г. - 84 с.
2. Алквист - Алквист А. Среди хантов и манси. Путевые записи и этнографические заметки. Перевод с немецкого и публикация д-ра наук Н.В. Лукиной. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999. - 179 с.
3. Бартенев - Бартенев В.В.На крайнем северо-западе Сибири. Очерки обдорского края. // Тобольский Север глазами политических ссыльных XIX - начала XX века. Екатеринбург: Средне-Уральское книжное изд-во, 1998. - 430 с.
4. Дмитриева, 2005 - Дмитриева Т.Н. Топонимия бассейна реки Казым. - Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2005. - 580 с.
5. Дунин- Горкавич I - Дунин-Горкавич А.А. Тобольский Север. В 3 т. Т. 1. Общий обзор страны, её естественных богатств и промышленной деятельности населения. - М.: Либерея, 1995. - 376 с.
6. Ерныхова, 2003 - Ерныхова О.Д. Казымский мятеж (об истории Казымского восстания 1933-1934 гг.). - Новосибирск: Сибирский хронограф, 2003. - 160 с.
7. Ерныхова, 2004 - Ерныхова О.Д. К вопросу о причинах Казымского восстания 1933-1934 гг. // Материалы Международной научной конференции «Сохранение традиционной культуры малочисленных народов севера и проблема устойчивого развития». г. Ханты-Мансийск, Россия 23-26 июня 2003 г. М.: 2004.- С. 565-571.
8. Жеребцов 1982 - Жеребцов Л.Н. Историко-культурные взаимоотношения коми с соседними народами. М.: «Наука». 1982. - 223 с.
9. Жеребцов, 1998 - Жеребцов И.Л. Коми край в середине XVIII -середине XIX веак: территория и население. Сыктывкар, 1998. - 176 с.
10. Зырян. мир - Власова В.В. Жеребцов И.Л. и др. Зырянский мир. Очерки о традиционной культуре коми народа. Сыктывкар, Коми кн-е изд-во, 2004. - 430 с.
11. Ист. ХМАО, 2000 - История ХМАО с древности до наших дней. Учебник для старших классов. Екатеринбург. НПМП «Волот». 2000. - 467 с.
12. Каксин, 2003 - Каксин А.Д. Казымский диалект и его место в системе диалектов хантыйского языка. // Казымские чтения. Материалы научно-практической конференции 19 декабря 2003 г. Ханты-Мансийск, 2003. - 40 с.
13. Каксин, 2007 - Каксин А.Д. Казымский диалект хантыйского языка. Ханты-Мансийск: Полиграфист, 2007. - 134 с.
14. Карьялайнен - Карйалайнен К.Ф. Религия югорских народов. Т. I. Перевод с немецкого и публикация д-ра истор. наук Н.В.Лукиной. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1994. - 151 с.
15. Кастрен I - Кастрен М.А. Сочинения в двух томах: Т. 1. Лапландия. Карелия. Россия. Тюмень: Издательство Ю. Мандрики, 1999. - 256 с.
16. Касум ёх, 1993 - Касум-ёх. Материалы для обоснования проекта этнической статусной территории / ответственный редактор - канд. истор. наук А.В. Головнев - Шадринск: Редакционно-издательский отдел ПО «Исеть», 1993. - 112 с.
17. Конаков, Котов, 1991 - Конаков Н.Д. Котов О.В. Этноареальные группы коми. - М. 1991.
18. Леэте, 2004 - Арт Леэте. Казымская война: восстание хантов и лесных ненцев против советской власти. Перевод на русский язык Ирины Ореховой. Кафедра этнологии Тартуского университета. Тарту, 2004. - 287 с.
19. Матер. Т.У. - Материалы Томского государственного университета, отражающие экономическое состояние на Казыме, составленные Денисенко. Фонды ГМПиЧ.№1100/241.
20. Молданов, 1997 - Кань кунш о.а\ / Автор-сост. Т.А. Молданов. Ханты-Мансийск, ГУИПП «Полиграфист», 1997. - 148 с.
21. Нежданов, 1961 - Нежданов А. От Тюмени до Салехарда (Из путевого блокнота журналиста). Тюменское книжное издательство. 1961. - 167 с.
22. Оч. ист. Коды, 1995 - Морозов В. И. Пархимович С.Г. Шашков А.Т. Очерки истории Коды. Екатеринбург. «Волот», 1995.192 с.
23. Скалозубов - Скалозубов Н.Л. Дневник. // Тобольский Север глазами политических ссыльных XIX - начала XX века. - Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1998.-430 с.
24. Соколова, 2001 - Соколова З.П. Мои путешествия к хантам. // Культурологические исследования в Сибири №1. Омск 2001. - С. 165-208
25. Хайду, 1985 - Хайду П. Уральские языки и народы. - М.: Прогресс, 1985. - 432 с.
26. Цымбалистенко, 2003 - Цымбалистенко Н.В. Север есть север...: Исторические судьбы коренных народов Ямала в литературном освещении.-СПб.: филиал изд-ва «Просвещение», 2003.- 172с.
27. Штейниц 1962 - Штейниц В. Из топонимики Северного Пообья // Вопр. Географии. Сб. 58. Географические названия. М., 1962. С. 109-111.
28. Югория, 2000 - Югория. Энциклопедия Ханты-Мансийского автономного округа. Т.2. Х-Мансийск, 2000, 431 с.

ИНФОРМАНТЫ:
1. Канев Александр Алексеевич, 1936 г.рождения, с. Казым, пенсионер, август 2005 г., январь 2006 г.
2. Канева Анна Михайловна, 1937 г. рождения, с. Казым, пенсионерка, август 2007 г.
3. Канев Василий Григорьевич, 1935 г. рождения, д. Ласта Ижемского района РК, пенсионер, июнь 2003 г.
4. Канева Евдокия Ермолаевна, 1937 г. рождения, с. Казым, пенсионерка, июль-август 2007 г.
5. Канева Лидия Абрамовна, 1929 г. рождения, д. Ласта Ижемского района РК, пенсионерка, июнь 2003 г.
6. Рочева Васса Алексеевна, 1937 г. рождения, с. Казым, пенсионерка, ноябрь 2006 года.
7. Сметанин Павел Иовлевич, 1928 г. рождения, д. Мошъюга Ижемского района РК, пенсионер, июнь 2003 г.

К. А. Суббота, научный сотрудник отдела инновационных программ и разработок Обско-угорского института прикладных исследований и разработок (г. Ханты-Мансийск).

Опубликовано по адресу
http://www.deputatandreev.ru/main.php?id=753